15:46 

Sir Aristocrat
Любовь к себе предполагает раздвоение личности.
Название: Absolution
Переводное название: Оправдание
Автор: i_ate_your_cake
Переводчик: e.nara
Бета: Aliena19
Пейринг: Аллен/Канда
Рейтинг: R
Дисклеймер: мой только перевод
Разрешение на перевод: есть
Размещение: разрешение получено
Ссылка на оригинал: community.livejournal.com/allenkanda/109876.htm...
Предупреждение: лексика
Саммари: Канда способен выдержать многое

Канда способен выдержать многое.

Например, то, как Аллен Уолкер с силой толкает его на полуразрушенную колонну – и толчок такой мощный, что поясница Канды жалобно отзывается резкой болью, а из глаз сыплются искры. Тогда Аллен прижимается к нему так, как будто от этого зависит его жизнь, и проводит языком обжигающую дорожку от ключицы до челюсти, так, что Канда даже забывает о сопротивлении.

Однако чего он выдержать не может – так это того, как Аллен подаётся назад, демонстрируя ему во всей красе пропитанную кровью одежду, порез на подбородке и светлые глаза, полные решимости. Это заставляет его вернуться к окружающей действительности – к руинам, полученной Чистой силе, зловонию выпущенных внутренностей и осознанию того, что они едва не погибли.

Потому что сейчас Аллен даёт ему право выбора, и из-за этого где-то в животе у Канды свивается в жаркий тугой узел беспричинное паническое чувство.


***

Канда считает, что в его жизни существует устоявшийся порядок. Туда включены его миссии и его цели, и любой, кто осмелится вмешаться в его дела, будет уничтожен. Какая-то его часть понимает, что едва ли мир и вправду делится на ровные кубики, которые можно разложить по аккуратным полочкам его восприятия действительности. Однако мечник всё же старается свести любые сложности к минимуму – исключительно для удобства.

Конфликты и излишнее проявление эмоций берут корни в наивности, и, честно говоря, у Юу Канды просто нет времени на подобное дерьмо.

Так что он вполне может выдержать то, как Аллен царапает его нестрижеными ногтями
вдоль рёбер, поясницы и бёдер, прежде чем взять его член в нетерпеливый, влажный и горячий рот.

Однако с чем он никак не может смириться – так это с тем, как Аллен судорожно сглатывает, облизывает губы, а потом целует нежную кожу на внутренней стороне бедра Канды, всё это время не отрывая взгляда от лица Юу. А Канда, в свою очередь, тоже смотрит ему в глаза – и твёрдо, и ласково одновременно.

Проблема в том, что хоть Канда и старается этого не показывать, ему всегда приходится сделать над собой усилие, чтобы отвернуться.

Аллен Уолкер способен заставить Канду затаить дыхание, и уже одно это можно расценить как вторжение в личное пространство. Однако здесь есть отличие от обычной ситуации: в данном случае Юу и понятия не имеет, как выйти из положения.

Поэтому, как правило, Канда просто предпочитает всё отрицать - иначе внутреннее противоречие становится уж слишком явным.


***

Аллен Уолкер коллекционирует свои шрамы, как будто вульгарные, безобразные боевые трофеи. Они словно выгравированы на его теле, и их узор сплетается на нём подобно виноградной лозе. Канде даже становится интересно, а смог бы он точно так же не обращать на них внимания, если бы они украшали его собственную кожу? Ведь они так похожи на раскиданные по всему телу памятки, уходящие корнями в прошлое.

Иногда Канда проводит по ним загрубевшими от меча пальцами, совсем не ласково, а наоборот – словно пытаясь стереть их. Так, чтобы больше никогда их не видеть. Увлёкшись занятием, он поднимает голову только через несколько минут и обнаруживает, что Аллен внимательно рассматривает его. При этом в глазах Уолкера отражается настолько болезненное чувство, что Канда вдруг осознаёт - он снова позволил себе сорваться.

Словно в отместку за это, в такие ночи он берёт Аллена, пожалуй, слишком грубо. Он впивается ногтями в кожу головы Уолкера и вбивается в него так сильно, что у того сыплются искры из глаз. А когда Аллен кончает, Юу заставляет себя сосредоточиться на серых стенах своей комнаты.


***

Как говорит Лави, когда трахаешься с кем-то, просто получаешь разрядку, а когда занимаешься любовью – чувствуешь единение.

Канда никогда не занимается с Алленом любовью.

Поэтому он никак не может понять, почему его одежда всё время пахнет этим идиотом, и почему при каждом прикосновении к своим волосам он вспоминает, как Аллен пропускает эти пряди сквозь пальцы, мягко покусывая кожу на ключице. Ему невдомёк, почему вид мёртвого искателя вызывает в его голове мимолётный образ Аллена с запачканным сажей и изборождённым дорожками слёз лицом, и почему бобовые стручки в этой треклятой собе заставляют его медлить, чуть-чуть не донеся палочки до тарелки.

Канда борется со всем, что пытается поглотить его, если это не его собственные убеждения, так что он идёт на тренировочную площадку и вынимает Муген, чтобы очистить мысли и избавиться от головной боли.

Отражение неба на отполированной стали лезвия смеётся над ним, напоминая о цвете глаз Аллена Уолкера.


***

Аллен говорит на языке извинений и благодарностей, и каждое его слово словно омыто лёгкой, приятной учтивостью.

Канда ненавидит это, точно так же, как и ободряющую улыбку Уолкера посреди поля боя, под кровавым небом, когда вокруг витают запахи пота и смерти.

Канда ненавидит ложь, поэтому он с почти животной грубостью присасывается губами к жилке, бьющейся на шее Аллена. Он не прерывает поцелуй, пока Уолкер не испускает глубокий прерывистый стон и не выдыхает:

- Твою мать, Канда…

И это самые честные слова, какие Юу только удаётся вырвать из этих, как правило, вежливых уст.

Чуть позже он осознаёт, что, вероятнее всего, он не должен так упорно пытаться снять эти защитные слои, составляющие образ Аллена Уолкера.

Во-первых, потому, что ему должно быть наплевать.

Во-вторых, потому, что он вполне может не понять того, что находится в самом сердце.

Но всё равно Канда испытывает какое-то странное удовольствие пополам с чувством вины, когда Аллен извивается под ним и шепчет ему в плечо бессвязные непристойности. Потому что хотя Юу действительно, в самом деле плевать, понимание того, что он чего-то не знает о человеке, с которым трахается вот уже несколько месяцев, слегка напрягает. Не то чтобы он собирается это признавать, конечно.

Однако иногда испытанное удовлетворение, видимо, выдаёт его, так как Аллен вдруг решает, что то, что они трахаются до потери сознания, можно считать достаточной причиной, чтобы ещё и есть за одним столом. Тогда он ставит свою гору еды рядом с подносом Канды, а потом отваживается без всякого разрешения стащить у Юу последний кусочек тоста.


***

Аллен Уолкер – это сука, которая любит манипулировать людьми и силой влезает в чужие сердца, и Канде совсем не хочется стать очередной жертвой такого сценария.

Поэтому он игнорирует стойкий запах шампуня Аллена на своих простынях, нежность гибкого тела, которое словно излучает удовольствие, сплетаясь с его собственным, и беспокойные звуки, которые Уолкер издаёт во сне.

Кроме того, когда Аллен встаёт у него между раздвинутых коленей, Юу либо старается всё время сохранять на лице выражение лёгкого недовольства, либо являет собой образец полного безразличия. Тогда Уолкер кладёт жёсткую ладонь на основание шеи Канды, хитро сверкает глазами, и уверенно запрокидывает японцу голову, чтобы чувствительно куснуть за мочку уха.

Канда способен выдержать многое.

Однако Юу не может справиться с ситуациями, которые выходят из-под контроля. Поэтому он одним быстрым, плавным движением вынимает Муген из ножен и с его помощью освобождает Аллена от одежды, чтобы они могли быстрее начать трахаться.

А когда слегка удивлённый Уолкер осмеливается хихикнуть, Канда награждает его укусом.


The End

@темы: фанфики, Юу Канда, Аллен Уолкер

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

D.Gray-Man World

главная