Littayuki
Время на нашей стороне!
Название: Вождь и жертвы, но где же Канда?
Авторы: Littayuki, kukunjavko
Бета: kukunjavko
Персонажи: Канда, Лави, Аллен, Комуи
Фандом: D. Gray-man
Рейтинг: G
Жанр: юмор
Размер: мини
Дисклеймер: весь мир и герои принадлежат Хосино Кацуре.
Размещение: только с моего согласия.
Предупреждение: возможен ООС
От автора: писалось на заявку феста: D.Gray Non-Kink I-17. Суть заявки: сюжет - ничто, исполнение все (с) х)
Из-за поломки Ковчег начал любовно швырять бедных экзорцистов по миру, и вот, в одном из таких "удачных рейсов", Лави, Канда, Аллен и Комуи оказались на острове в районе Полинезии, где обитали местные аборигены с классическими каннибалисткими наклонностями, язычеством, тотемами и тэдэ. И да, в этом Богом забытом месте ЧС по-свински дала сбой!
В итоге троицу решили съесть этим же вечером, а Комуи...? Правильно, Комуи сию же секунду произвели в вожди!


День начинался самым обыденным образом, и беду не предвещали ни мрачное ворчание Канды, ни чудовищный аппетит Аллена, ни веселье Лави, которое было практически настоящим, когда он подначивал Юу, а затем резво убегал от Мугена.
Все началось с Аллена, которого подвело неуемное желание есть все подряд, и «невинных» экспериментов временами рассеянного Комуи. Новая разработка – супер-питательные пирожки, которые обеспечивали (в задумке) небывалый прилив энергии. Около месяца Ли корпел над своим новым проектом, пока, наконец, не закончил его.
Смотритель вызвал к себе троих экзорцистов - Аллена, Лави и Канду, - чтоб отправить на очередную миссию, и ненадолго покинул кабинет - Линали попросила срочно уделить ей несколько минут.
Когда же он вернулся, в кабинете присутствовали Канда с холодным выражением лица, Лави, обеспокоенно поглядывающий на Уолкера, и сам Аллен, с зеленоватым цветом лица. Пирожки со стола таинственно исчезли.
Причитания Комуи вкупе с угрозой со стороны Канды, которого эта суматоха явно раздражала, позволили истине восторжествовать - экспериментальные образцы пали жертвой Аллена. Все четыре. И в результате передозировки седой экзорцист, никогда не страдавший доселе несварением желудка, уже вкушал прелесть первых признаков приближающегося отравления.
Расстроенный Комуи миссию не отложил, состав группы не изменил, и все трое были направлены на поиски чистой Силы, из чего Аллен сделал печальный вывод, что пирожки эти были местью Комуи за чрезмерное, на его взгляд, внимание к Линали. А он всего-то ее приобнял, пытаясь утешить девушку, когда она в очередной раз расстроилась. На большее уже никто не посягал, учитывая, какой суровый страж не сводил с Линали бдительного взгляда.
Сказав, что для очередного задания им потребуется Ковчег, Смотритель тоже собрал все свои приборы, винтики и пружинки в какой-то странный мешочек и сообщил, что решил отправиться вместе с ними - грех не воспользоваться этим своеобразным транспортом, чтоб попасть в Азиатское управление (не иначе, как и про увлечение Бака что-то прознал).
Но и теперь нельзя было представить, чем может закончиться это предприятие, еще не начавшееся даже. Аллен отправился в тайную комнату 14-го управлять Ковчегом. По всей видимости, на дальнейшем развитии событий сказалось плачевное состояние Уолкера. Никто не знает, что же он наигрывал на пианино, но в итоге, когда Аллен присоединился к остальным, Ковчег начало страшно трясти, и экзорцистов вместе со Смотрителем внезапно затянуло в образовавшуюся в стене воронку и буквально вышвырнуло наружу. Белый свет ослепил их, оставив лишь возможность ощутить, что куда-то приземляются, но вот куда?
Вернувшееся зрение подарило не особо радостную картину. Лави со словами: «Аллен! что за …?!» - пытался столкнуть вялого Аллена с ноги, рядом пыхтящий Комуи. Попытка Книжника младшего приподняться была прервана тем, что это самое желание вставать пропало подчистую - перед лицом обнаружился лес примитивных копий. А за спиной - никакого входа в Ковчег...
Их окружили, и за частоколом копий видны были агрессивные лица аборигенов. Первое побуждение - активация Чистой Силы. Ли предусмотрительно отступил за спины экзорцистов, но у Лави ничего не вышло - его молот стойко проигнорировал призывы изменить размер, так и оставшись по размерам "зубоковыряльником", Аллену с его цветностью под окружающую зелень было уже ни до чего, а Канда... А где, собственно, Канда?!
Но местные жители нападать не спешили. Гневный ропот аборигенов воинственного вида сменился на шушуканье, а затем вперед вышел человек и пробормотал что-то, указывая на Ли замурзанным пальцем.
Толпа восторженно подвыла ему, лица их, не обладающие признаками ума, осветило скупое подобие радости. Голося, аборигены всем скопом ринулись на троих пришельцев с такой прытью, что оказать сопротивление никто не успел.
На первый взгляд, у всех положение было незавидное, но отличалось. Все связаны, но Смотрителя несут на руках, когда как Лави и Аллена (уже землистого оттенка с синевато-радужными разводами) волокут по земле, не обращая внимание на качество ее покрытия (корешки там всякие, норовящие побольнее уцепиться, да хлесткие ветки низких растений). Хорошо хоть, дорога не заняла много времени, и проблемы транспортировки не успели перейти в проблемы самочувствия, хотя некоторым было явно все равно, как и куда его доставляют.
Селение, если можно так назвать это скопление людей времен зачатка цивилизации, было на первый взгляд малочисленно, но кротким нравом не обладал никто - была слышна ругань и женщин, и мужчин, и детей. Все грязные, косматые, из одежды - набедренные повязки. Неизменный атрибут - копье - в руках или просто рядом.
Что было дальше? Ведь Чистая Сила до сих пор не давала о себе знать, как и запропастившийся Канда (Где ж его носит?!). Лави быстро пихнули в вонючую клетку из тонких упругих веток, пока тот не очухался после транспортировки. Аллена, словно пьяного после чудесных пирожков, просто усадили связанного на землю. А Комуи, оставшегося со связанными руками, усадили в высокое "кресло", выполненное с претензией на торжественность - кости, черепа и цветы в качестве украшений, - по всей видимости, это был трон.
Комуи еще при первых, услышанных от аборигенов, словах спросил у младшего Книжника, понимает ли он этот язык, но Лави вынужден был разочаровать его отрицательным ответом. Сейчас же все попытки разговаривать пресекались грозным рычащим оборотом, так похожим на любимые словесные конструкции Канды, а сверкание глаз и помахивание копьями было не менее красноречиво, что никто не хотел нарываться, а Уолкер лишь буркнул себе под нос апатично: "Я не мелкий.. Меня зовут Аллен..", и снова замер в неподвижности больного человека.
В это время на Смотрителя нацепили гирлянды из цветов и всячески выказывали ему свое почтение - проходящие мимо кланялись, гротескно кривя лица в подобии доброжелательности, разговоры вели хоть и не тише, но на расстоянии нескольких метров вокруг бурная ругань поутихла. Несмотря на явное уважение, выказанное Комуи населением, развязывать его не спешили. Сам же Смотритель выглядел испуганно, наблюдая за очередными действиями самого косматого аборигена, который встал перед Комуи и, указав всем собраться вокруг него, завел странную речь на непонятном языке.
Попытки выбраться из клетки были явно провальными, но Лави не оставлял их, пытая на прочность и древесину, и подобие веревок, скреплявших пересечения прутьев.
Видимо, такая гимнастика надоела стражу, что находился возле клетки, и он ударил копьем по клетке, призывая узника к соблюдению тишины, давая понять, что еще одно движение и его заставят успокоиться. Уже навечно.
Бездеятельность переключила внимание пленника на происходящее у импровизированного трона. Туда же смотрел и его страж, особенно алчно и с аппетитом в сторону седого экзорциста.
Оратор с первобытными замашками что-то увлеченно вещал внимавшему ему племени, в ответ на его слова взорвавшемуся гулом ликующих голосов, который сменился топотом ног людей, начинавших неспешный вначале, но всё наращивающий ритм, дикий танец вокруг добычи. Танец этот принес понимание, кем же они являются – едой! – что заставило кровь Книжника заледенеть. Но Аллену предстояла более страшная участь – быть принесенным в жертву кровожадному богу дикарей. По виду Смотрителя можно было судить, что он тоже догадался.
Хотя отравление Аллена принесло некую пользу – он не воспринимал весь ужас происходящего, ведь без Чистой Силы он был бесполезен, как не преминул бы выразиться мечник, будь он рядом, только более забористо.
Не воспринимал Уолкер ни как его развязали и уложили на спину, ни как вновь опутывали веревками, на этот раз крепя к длинному упругому стволу молодого дерева, которое очевидно недавно принесли из лесу, ибо свежесть листьев на оставшихся ветках была очевидна. Одежду и жизнь оставили при Аллене, ибо первое языческому богу не мешало, а второе он должен был взять сам.
Комуи что-то закричал со своего кресла, но стоящий рядом абориген подтянул сильнее веревки, связывающие оравшего, вынуждая притихнуть, оставляя лишь возможность с ужасом смотреть, как группа голодных и грязных людей, да каких там людей – каннибалов – понесли экзорциста прямо к куче прутьев, уже приготовленных для костра.
Устроив жердь с Алленом на кольях, чтоб он покачивался над очагом, все собравшиеся начали что-то там бормотать над будущей трапезой ужасного божества, жаждущего таких подношений, но во всем похожего на поклоняющихся ему. Своеобразный зачаток молитвы? В Лави боролись сущность Историка и переживания человека и друга.
Черт, это ж надо было, что Чистая Сила подвела именно в этот ужасный для экзорцистов момент. Что же делать? И где носит Канду?
Но только Лави подумал о мечнике, как тут же амбал, стоящий рядом с пленником, рухнул, издав хрип, затерявшийся в гуле толпы, которая собралась вокруг плененного Аллена. Лави огляделся, но тихий голос рядом приказал ему не двигаться. Свист стали - и клетка разрублена пополам. Неимоверно рад был будущий Книжник, увидев Юу, и, верный себе, заорал бы во все горло, не будь обстановка такой серьезной. А Канда уже смотрел на собравшуюся толпу возле бедного Аллена.
- А ты как без Чистой Силы-то? – шепотом спросил рыжий.
- Муген, - шепнул Канда.
А, ну понятно же, что меч уже сам по себе превосходное оружие. Вот повезло Юу.
- А твой? – коротко бросил мечник.
- Вот, - Лави показал ему нечто подобие мини-молоточка и услышал в ответ фырканье с оттенком огорчения. Да уж, без Чистой Силы эта с виду детская игрушка не стоит и гроша.
В это время постоянно что-то вещающий туземец подошел к предназначенному в жертву для бога и, взяв из рук женщины грязный горшок, начал поливать экзорциста темной жидкостью, которая могла быть чем угодно. Не могли чувствовать находящиеся на удалении спутники Аллена запаха, не могли разобрать консистенции.
А между тем эта жидкость произвела странное действие на Уолкера – симптомы, появившиеся от злоупотребления мучными изделиями производства Ли, стали исчезать, оставляя только устойчивый запах дорогого вина, который как будто сама и источала.
Терпкий запах ударил по обонянию, и мысль: «Откуда в забытом богом месте это пойло, да такое знакомое?» - врезалась в прояснившееся сознание.
Попытки осмотреться особых результатов не принесли, лишь какой-то истукан был в поле зрения и орал что-то клокочущее на непонятном языке кучке разукрашенных аборигенов, которые подвывали под слова первого, плотоядно посматривая на жертву. Затем он снова полил «будущий шашлык» этой же смесью. Аллен пытался вывернуться и освободить руки, которые уже оттекли, как вдруг понял, что может различать слова, которые говорил этот каннибал. Страх сковал его, потому что под собой он спиной почувствовал теплоту и до его острого слуха дошло легкое потрескивание хвороста. Аллен заерзал на вертеле, стараясь освободиться из пут, но кляп мешал выдать какие-либо связные звуки. Наконец, перекусив дерево с куском вонючей кожи, которой примотали деревяшку для большей надежности кляпа, Аллен набрал в легкие воздух и заорал что есть мочи:
- Помогиииитееееееее!
Тут же повернулся к нему оратор и ответил:
- Чего ты орешь, мой нерадивый ученик? – образ ненавистного генерала проявился на лице каннибала.
- Учитель? – Аллен побледнел. – За что?
- А ты всегда хотел купаться в вине, вот и наслаждайся, - снова показавшийся образ генерала скрылся и уже мерзкая рожа аборигена улыбалась ему, демонстрируя ряд нечищеных зубов. Он снова облил экзорциста вином, наслаждаясь запахом алкоголя.
Не известно, как долго Аллен наслаждался бы шоком, который был вызван этим открытием, если бы с одной стороны леса не показался орущий Канда с мечом наголо, а с другой стороны - большой жирный кабан, несущийся на толпу.
- Вот дурак, такое появление испортил, - хмыкнул оратор, а потом что-то начал громко и резко говорить, обращаясь к кровожадному народу, представители которого сразу бросились в рассыпную. Канда же, заметив всеобщую панику и несущегося на Уолкера кабана, бросился вперед, и, только зверь хотел сбить уже попахивающего паленой одеждой Аллена, рассек тушу, обрызгав все вокруг кровью животного.
- Как же ты вовремя! – прохрипел Аллен.
- Уткнись, - резко бросил Канда, замахнувшись мечом. Аллен зажмурил глаза, но тут же почувствовал, что ноги его были свободны, и от резкого движения он угодил сапогами прямо в костер.
- Дальше сам, - буркнул Канда и отвернулся.
- Спасибо, - разматывая путы, Аллен был безмерно счастлив. Казалось, что и его несварение или отравление уже прошло.
- Юу, да ты настоящий герой! – завопил Лави, подбегая к мечнику, но был остановлен преградой в виде острого лезвия меча.
- Нарвешься, кролик, - раздалось показное шипение Канды.
- Генерал Кросс, как вы тут оказались, в этом богом забытом месте, да еще под маской аборигена? – раздался довольный голос Комуи, который уже успел снять с себя веревки и покинул свой «трон».
- Да вот случилось, - достав портсигар и вынув оттуда сигарету, дерзко бросил Мариан. Прикурив ее, он вдохнул дым и с еще большим удовольствием выдохнул. Ритуальная краска сошла с лица с лица генерала, из-за маски показались длинные рыжие волосы, блеснули очки. – Да вы следы тут оставили, вот, - и Кросс протянул Комуи пружинку.
- Ах, да, - сознался Ли. – Когда нас волокли сюда, я их бросал, обозначая путь, чтоб Канда мог найти нас.
- Юу, так ты все это знал? - послышался голос Лави, но генерал перебил его.
- А вот что касается тебя, Аллен, - он схватил ученика за грудки и притянул к себе. – Сколько раз тебе говорить, чтоб ты следил за собой, грязный, неаккуратный ученик!
- Но, учитель, - воскликнул Аллен.
- Никаких но, - высказал Кросс. – Иди, умойся, - с этими словами он швырнул его в расположенный в нескольких шагах кристально чистый пруд.
Послышался плеск воды. Мариан Кросс отвернулся и, подойдя к Комуи и ошеломленно уставившимся на генерала экзорцистам, произнес после затяжки:
- Надо уходить, а то проснется их вожак, которого я оглушил - не сдобровать всем вам. Не отставай, ученик! – бросил он Аллену.
- Да, конечно, - выбираясь из пруда, выдохнул Аллен. – Вы как всегда любезны, учитель.
Канда приостановился, так как Лави бросился в сторону Аллена, помогая ему избавится от водорослей, в которых запутался, и тины.
- Аллен, поспешить надо, - подбодрил он своего друга.
- Спасибо, Лави.
- Слабак, - произнес Канда, когда они поравнялись с ним.
- Юу, но ты сегодня показал себя, ты спас нас, - щебетал Лави.
- Делать мне нечего больше, как спасать ваши задницы, - ускорив шаг, тот пошел вперед, оставляя Лави и Аллена позади себя, не позволяя тем самым Книжнику видеть выражение глаз.
Лави улыбнулся, глядя на выпрямленную спину Юу, но ничего не сказал другу, а переключил свое внимание на ожившего после чудо-пирожков и столько претерпевшего Уолкера.
- Так что ты там наиграл, Аллен, что нас забросило сюда?


@темы: Генерал Марианн Кросс, Аллен Уолкер, Чистая сила, фанфики, Юу Канда, Черный Орден, Лави, Комуи Ли