Sir Aristocrat
Любовь к себе предполагает раздвоение личности.
Название: Прикрытие
Автор: walker.hitomi
Бета: совесть
Жанр: романтика, наверное, немного юмора
Пейринг: Юллен
Рейтинг: NC-17
Размер: три главы
Статус: закончен
Дисклеймер: все права на аниме и мангу принадлежат Хошино Катсуре
Предупреждение: ООС (старался свести к минимуму), Канда с Алленом постоянно ругаются (иногда даже матом XD).
Размещение: разрешение получено.
От автора: Спасибо, братик, что вытащил меня из творческого кризиса))))) Посвящается тебе ^__^


Глава 1


— Совсем охренел? — рыкнул Канда, даже не повернувшись к подсевшему за его стол Волкеру.
— Мест нет, — констатировал факт мальчишка, глядя в свою тарелку.
— И что?
— И все, — Аллен взял в руку вилку и принялся за завтрак.
Экзорцист напротив него раздраженно фыркнул, но больше ни слова не сказал. Да, общество Волкера, конечно, действовало на нервы, но его вполне можно было терпеть, если несносный Шпендель молчал.
А свободных мест, действительно, нигде больше не было. Впервые в столовой собрался весь Орден разом — от ученых до последнего искателя. Только рядом с Кандой, как обычно, была «мертвая зона». Она, правда, сократилась до нескольких метров, но все же осталась. Этим и воспользовался Аллен, подсев за стол к вспыльчивому мечнику. Само собой, никто не повторил его самоубийственный подвиг. Все боялись Грозного Юу, поэтому те, кому не хватило сидячих мест, завтракали стоя.
Несколько минут прошли в гробовом молчании. Нет, люди вокруг, конечно, шумели, но Канда привык не обращать на них внимания. А вот то, что молчал Аллен, радовало старшего экзорциста просто невероятно. Юу закончил с завтраком раньше и пару секунд испытующе смотрел на мальчишку напротив, отставившего в сторону очередную опустевшую тарелку. Поворачиваясь к тележке, стоящей у стола, чтобы взять оттуда еще одно ароматно пахнущее блюдо, подросток заметил, что на него смотрят. Волкер замер с протянутой в сторону тарелки рукой, вопросительно посмотрев на парня напротив.
— Что? — спросил Аллен тихо, чтобы не привлекать к их разговору особое внимание.
— Да вот думаю, куда это все помещается, — так же тихо ответил Юу, кивая в сторону тележки.
— Не поверишь — в желудок, — с милой улыбкой съязвил мальчишка, ставя перед собой очередную тарелку.
— Обжора.
— Да пошел ты.
— Мелкая дрянь.
— Хвостатый ублюдок.
— Шпендель.
— БаКанда.
— Чтоб ты подавился.
— Тебе того же.
— Не зарывайся.
— Почему бы нет?
— Урою.
— Эх, все только обещаешь.
— Могу и исполнить.
— Ну что ты, не утруждайся.
— Да мне совсем не трудно.
— Будет трудно.
— Да ну?
— Ну да. Не думал же ты, что так просто меня победишь?
— Сомневаешься?
— Уверен.
— С чего бы?
— С того самого. Хочешь проверить?
— Хочешь сдохнуть?
— Уходишь от ответа?
— Ты сомневаешься в нем?
— В ком именно?
— В ответе, идиот.
— Ну должен же я убедиться.
— Убедился?
— Так ты согласен?
— Сегодня в семь в зале для тренировок.
— Я обижусь, если ты не придешь.
— Меня это не волнует.
— Бокены?
— Чистая Сила?
— Комуи.
— Черт.
— Нет, это Граф.
— Ты заткнешься сегодня?
— А должен?
— Как можно разговаривать, не переставая все это время жрать?
— А как я разговариваю с тобой уже двадцать минут?
— Обжора.
— Козел.
— Шпендель.
— БаКанда.
Аллен поднялся из-за стола, ставя пустые тарелки обратно на тележку.
— Нажрался?
— Да. Спасибо за приятную беседу.
— Ты так и не подавился.
— Прости, что разочаровал.
— Мелкая сволочь.
— А ты редкостный придурок.
— Поумнее тебя.
— Не верю.
— Твои проблемы.
— Ты так и будешь тут сидеть?
— Не твое дело.
— Вообще-то я просто спросил.
— Почему я должен отвечать?
— Потому что я задал вопрос?
— И что с того?
— И хочу услышать на него ответ.
— Иди на хрен.
— Уже могу начинать?
— Что?
— Идти.
— Всегда пожалуйста. Не буду задерживать.
— О, какие мы вежливые. Заболел?
— Я сказал тебе идти на хрен.
— Уверен? — Аллен красноречиво посмотрел Канде пониже пояса. — Что хочешь именно этого?
— Озабоченный урод.
— Не больше, чем ты.
— Мелкая блядь.
— Да неужели?
— Будешь спорить?
— Еще сомневаешься?
— Нарываешься?
— Разговариваю.
— Да ну?
— Не поверишь, но да.
— Ты меня бесишь.
— Это взаимно.
— Пошел вон, пока я тебя не грохнул.
— И не подумаю.
— Мелкий…
— Аллен.
— В чем разница?
— Аллен — мое имя.
— И что дальше?
— Запомни его и прекрати звать меня Мелким.
— Не вижу повода.
— Ублюдок.
— Шпендель.
— Безмозглый кретин.
Аллен, все это время стоявший рядом со столом, за которым все еще сидел Канда, ехидно улыбнулся и покатил тележку, на которую облокачивался последние десять минут, в сторону окошка Джерри — там совсем рядом было место, куда нужно было складывать грязную посуду. Что мальчик и сделал, благополучно выгрузив туда все свои тарелки. А потом до неприличия довольный с дьявольской ухмылкой направился к выходу из столовой. Темный Аллен всегда появлялся незаметно, а рядом с Кандой, так почти всегда. Вот и в этот раз он неожиданно возник где-то в середине разговора со старшим экзорцистом. В дверях Волкер столкнулся с Лави, который стоял у косяка в ступоре и подпирал его плечом. Но, заметив приближение друга, заставил себя собраться и вполне искренне улыбнулся.
— Доброе утро, Аллен!
Мальчик немного растеряно моргнул, возвращаясь обратно к своей светлой ипостаси. Чуть рассеяно осмотрелся, ища источник звука. А, найдя, мило улыбнулся в ответ, подходя к младшему Историку.
— Доброе утро. А ты чего в дверях стоишь?
— Да думал, что бы поесть. Никак не мог решить, а очередь немаленькая — ждать не будут, — соврал парень, даже не изменившись в лице.
— О, ясно. Ну это правильно, — одобряюще кивнул Аллен, глядя куда-то чуть в сторону. — Лави, ты прости, но я пойду — не выспался что-то.
— Конечно-конечно! — тут же закивал Лави.
— Тогда увидимся?
— Конечно, Аллен, удачно отдохнуть.
— Спасибо. Пока! — уже отойдя на приличное расстояние, крикнул Аллен, помахав другу рукой, и скрылся за поворотом.
Сегодня ему надо было отдохнуть, как следует, до семи часов, чтобы быть в форме.
Лави ограничился лишь улыбкой вслед и хотел, было, зайти в столовую, как был почти сбит с ног грубым толчком в плечо. Думал возмутиться, но, увидев, как убийственно посмотрел на него Канда — а это был именно он — прикусил язык, даже не поздоровавшись. Юу тут же ушел, чеканя шаг, а Историк-младший долго не мог отойти от шока. Это утро было поистине необычным. Просто впервые Аллен и Канда сидели так близко друг к другу, да еще и по доброй воле, без чьего-либо содействия или присутствия поблизости. Впервые они были рядом так долго, разговаривая так сдержанно, для них даже, можно сказать, дружелюбно. И, что самое удивительное, после всего этого столовая, как и люди в ней, замершие в ожидании окончания разговора двух самых вспыльчивых экзорцистов Ордена, остались целыми и невредимыми. На полчаса, что длился разговор Канды и Аллена, повисла мертвая тишина, которую спорщики, как обычно, даже не заметили. Они вообще ничего не замечали вокруг, когда сцеплялись в очередной словесной дуэли. Каждый из этих двоих был полностью сосредоточен на своем оппоненте. Такое увлечение чем-то было совершенно не свойственно Канде. Он, вообще, за всю свою жизнь замечал только Муген, который неразлучно был рядом со своим хозяином. А тут появляется некто и полностью переключает на себя внимание Юу. Даже он, Лави, никогда не мог этого сделать. На него нелюдимый мечник почти не реагировал, даже когда младший Историк называл его по ненавистному имени.
Но перепалки — это одно. Подобные явления стали повседневностью и уже никого не удивляли. Искатели, да и экзорцисты старались держаться подальше от эпицентра ссоры. Но и это порой не спасало, потому что в пылу очередной перепалки Аллен с Кандой могли попутно устроить пробежку по Ордену с принесением ему немалого ущерба.
Само собой, обоих впоследствии ожидал выговор от Комуи и отправка на «воспитательные работы» в виде ремонта поврежденных частей башни Главного Управления, но ни того, ни другого это не пугало. Более того, занимаясь восстановлением разрушенных стен, эти двое умудрялись снова сцепиться — и вся работа шла насмарку, если даже её объем не начинал превышать первоначальный. Поэтому с недавних пор подобные «наказания» были упразднены Смотрителем в целях сохранения Ордена в относительной целости и его сотрудников в теоретической безопасности.
Но то, что произошло сегодня, выходило за все возможные рамки. Двое заклятых друзей мало того, что сидели за одним столом, они еще и умудрились спокойно поговорить на протяжении почти что получаса, отпуская в адрес друг друга колкости и довольно неприкрытые оскорбления, и не попытались даже убить друг друга при этом. И самое из ряда вон выходящее было то, что они разошлись самостоятельно, даже «вежливо», в их случае, попрощавшись. Ведь обычно-то их приходилось оттаскивать друг от друга.
Это все повергло Лави в такой шок, что он до сих пор стоял и никак не мог понять причину такого поведения двух его товарищей. Но было совершенно ясно только одно — он что-то упустил.


Глава 2


— А я уж думал, что ты испугался.
— Я тоже до поноса рад тебя видеть.
— Ублюдок малолетний.
— Что, старичок, завидуешь?
— Совсем жить надоело, Шпендель?
— Мои намеки стали настолько прозрачны?
— Сдохни!
Бросок вперед, вынимая на ходу катану из ножен, — и она разрезает воздух в сантиметре от уха мальчишки. Ни тени страха на лице — только ехидная ухмылка и азартный блеск в серых глазах. Вспышка света всего на миг — и два лезвия скрещиваются, разделяя противников. Толчок, выпад и серия быстрых ударов, заставляющих партнера по спаррингу принять оборону. Но Волкер тоже не так прост. Широкое лезвие используется, как щит, отводя клинок соперника в сторону и тут же делая резкий выпад, заставляющий отступить. Быстрый шаг, удар, блок, плавный, словно замедленный, поворот и тут же подсечка, за которой незамедлительно следует выпад — и снова встретились два клинка, разметав сноп искр. Маленькие огоньки на краткий миг отразились в глазах обоих экзорцистов. На лице Юу появилась хищная ухмылка — и в следующую секунду Аллен с тихим писком полетел на пол. Канда победно хмыкнул и приставил катану к горлу противника. Волкер ухмыльнулся и отбил её мечом, захватив ноги старшего экзорциста своими и переворачиваясь на бок, заставляя мечника упасть рядом. Мальчишка тут же развернулся обратно, усевшись сверху на бедра Канды. Коленом он прижал руку с Мугеном к полу, приблизив лезвие своей Чистой Силы к шее Юу.
— Попался, — довольно сообщил подросток.
— Обойдешься, — фыркнул старший экзорцист и заехал Волкеру кулаком в ухо.
Тот легко слетел с мечника, выронив свое оружие и попутно успев схватиться за рукоять катаны и выбить ее из ладони хозяина.
— Ах ты Мелкий! — рыкнул Юу, резко поворачиваясь и набрасываясь на партнера по спаррингу.
— БаКанда! — не остался в долгу Аллен, встречая Канду ударом колена под дых. Тот, впрочем, быстро оправился и вновь повалил едва успевшего сесть экзорциста, наградив его хуком в челюсть.
С тихими ругательствами парни сцепились и покатились по полу. Волкер преобразовал меч обратно в руку — неудобно было драться всего одной правой. Точные, сильные удары чувствовались по всему телу. Получив тычок под ребра, Аллен со злостью укусил Канду за плечо. Тот в ответ врезал мальчику коленом по челюсти, резко разворачиваясь. Отлетая в сторону, подросток едва успел ухватиться за Юу. Оказалось, что он зацепился за ремень брюк, который не замедлил порваться.
— Ах ты ублюдок!
Волкер повернулся на голос и замер, так и не двинувшись с места. Как в замедленной съемке, брюки неторопливо спустились вниз с бедер Канды — он не стал их ловить, потому что знал, что без ремня они все равно свалятся, обнажая стройные ноги. Взгляд серых глаз немного растеряно скользнул по ним, а потом уставился на обрывок ткани, оставшийся в собственной руке. Понимание произошедшего мгновенно пришло к мальчишке, и тот упал на пол в приступе неконтролируемого хохота.
— Я убью тебя, Шпендель!!!
В последнюю секунду Аллен успел откатиться к стене, избегая пинка под ребра, и вскочить на ноги, поигрывая куском ремня в руке. Брюки валялись где-то на полу. Сам же Юу стоял напротив мальчишки в одном белье, плотно прилегающем к телу. Безрукавку он снял еще до начала их «небольшой разминки». На губах Волкера появилась ехидная ухмылка.
— Ну давай, убей меня, — сказал он, едва сдерживаясь, чтобы снова не расхохотаться.
— Сучонок, — прошипел старший экзорцист, вновь набрасываясь на мальчишку.
Кожаный ремень больно прижег обнаженную кожу бедра, когда Канда схватил Аллена за руку, намереваясь её вывернуть. Подросток перевернулся в воздухе, самостоятельно оттолкнувшись от пола и заворачивая кисть мечника тому за спину и, поймав вторую, связал их ремнем.
— А я победил, — самодовольно промурлыкал Волкер, дергая Канду за хвост длинных волос.
— Вот ты и попался.
— А?
Но ответа Аллен так и не услышал. Канда наступил ему на ноги, удерживая на месте, и врезал затылком по носу, резко поворачиваясь и ударяя коленом в живот. Мальчишка сдавленно охнул и согнулся пополам, отступая на пару шагов назад. Юу, не дав ему опомниться, сделал подсечку, опрокидывая Волкера на пол. Ловко выпутав руки из своего же ремня, Канда со злостью пнул подростка в солнечное сплетение.
— Слабак, — констатировал Юу, самодовольно ухмыльнувшись.
Аллен что-то сдавленно шипел, скорчившись на полу и не двигаясь. Но как бы мечник не напрягал слух, чтобы расслышать неразборчивое бормотание мальчишки, так и не смог ничего понять. Интерес в итоге взял верх, и Канда присел на корточки, прислушиваясь.
— … чертова хвостатая тварюга, чтоб тебя акума отымел пулеметом, ублюдок, сучара, безмозглый выкидыш табуретки…
Дальше слушать Юу не стал.
— Ах ты мразь!
Парень сгреб вяло сопротивляющегося Волкера за шкирку, поднимая его на уровень своего лица, выпрямляясь.
— О, неужели, обидно?
— Ты подписал себе смертный приговор, тварь малолетняя, — прошипел тот в лицо мальчишке.
— Да неужели?
Вместо ответа Канда с силой ударил Аллена по лицу, словно желая выбить из его головы все те слова, что тот медленно и со вкусом перебирал хриплым шепотом. Вконец взбешенный мечник потерял над собой контроль, начав банально избивать Волкера, даже не рассчитывая силу. Но тот недолго все это терпел, отпрыгнув к стене, оставляя в руке противника обрывок тренировочной рубашки, оттолкнулся от твердого камня и налетел на Юу, повалив того на пол и приземляясь сверху. Сложив руки «замочком», мальчишка от души заехал старшему экзорцисту по скуле костяшками пальцев. И почти тут же полетел лицом вперед, получив добротного пинка коленом в спину, и, наверняка, пропахал бы носом пол, если бы вовремя не сгруппировался, кувыркнувшись через голову и встав на ноги, сразу же поворачиваясь к Канде, к тому времени уже тоже поднявшемуся. Несколько секунд противники просто смотрели друг на друга, а потом бросились один на другого, словно обезумевшие хищники на добычу. Быстроте и грации движений мог бы позавидовать любой из экзорцистов, если бы видел эту уже даже не тренировку — настоящую схватку. Яростные удары пролетали мимо цели, проходя всего лишь в нескольких миллиметрах от нее. Молниеносные атаки умело отражались, плавно становясь обороной, потому что противник тут же начинал нападать.
Юу резко присел, быстро поворачиваясь на корточках вокруг своей оси, выставляя в сторону одну ногу, делая подсечку. Но Аллен лишь подпрыгнул, избегая соприкосновения и с разворота ударяя пяткой по голове мечника. Но тот прижался почти вплотную к полу, уворачиваясь, и, отпружинив, стремительно выпрямился, намереваясь врезать Волкеру по челюсти, но его рука была поймана в умелый захват подростка и резко вывернута. Чтобы не вывихнуть плечо, Канде пришлось кувыркнуться в воздухе, всего на краткий миг открываясь сбоку. Но этого мальчишке оказалось достаточно. Он наступил мечнику на ребра и шею, с силой отталкиваясь от него, делая красивое сальто назад. Юу ударился об пол и, извернувшись, как кот, приземлился на четвереньки, чуть проскользив по местами острому камню по инерции, сдирая о него кожу с ладоней, которая, впрочем, почти сразу же восстанавливалась. Невооруженным глазом было видно, что оба вполне привыкли к подобному ритму, потому что их дыхание по-прежнему оставалось ровным и глубоким.
Так их и застал Лави, заглянувший в щёлку приоткрытой двери тренировочного зала, из которой доносился подозрительный шум, привлекший внимание Историка-младшего. Канда, вытянувшийся в струнку, стоящий на четвереньках, почти параллельно полу, согнув одну ногу в колене для прыжка, и опирающийся исключительно на пальцы, напружинившийся, как пантера перед броском. И Волкер, стоящий в полуприседе, напряженный до предела, в любую секунду готовый отбить возможную атаку противника.
Юу хищно повел плечами, словно чуть разминая их перед рывком — Аллен лишь ухмыльнулся совсем не по-Алленовски. Но и на Темную его сторону это было не похоже. Лави замер под дверью, не зная, чего ожидать от этих двоих, и, что ему в этой ситуации делать: просто пройти мимо, притворившись, словно ничего не видел, или же вмешаться и попытаться унять явно разошедшихся товарищей.
И только он собирался войти, как оба экзорциста сорвались со своих мест. Серии молниеносных ударов сменяли одна другую, чередуясь с защитными блоками и периодическим уходом одного в глухую оборону. Историк-младший открыл рот от удивления и восхищения. Кошачья грация Канды как-то странно гармонично сочеталась с резкими, немного рваными движениями Аллена. Но и в них тоже весьма заметно прослеживалась гибкость и пластика, явно позаимствованные у мечника. Некоторые удары были почти целиком скопированы — это говорило о том, что подобные тренировки-сражения были довольно частым явлением.
Цепкий взгляд Лави заметил лежащий где-то на полу Муген, про который оба противника явно забыли, увлеченные битвой. Когда же парень снова посмотрел на своих товарищей, то только сейчас заметил, что, кроме белья и шнурка на волосах, на Юу абсолютно ничего не было. И можно было рассмотреть сильное тело юноши, если внимательно следить за его перемещениями. Под кожей змейками скользили мышцы, перекатываясь несильно выпирающими бугорками, то напрягаясь, то расслабляясь. Хвост длинных волос точно следовал за хозяином, запаздывая на доли секунды, стремительно опускаясь, когда Канда подныривал под рукой соперника, и описывая красивую дугу, когда Юу разворачивался, чтобы ударить самому.
Но и Аллен немногим уступал мечнику как по телосложению, так и по мастерству рукопашного боя. Немного угловатое мальчишеское тело было довольно хорошо натренировано для его возраста. Упругие мышцы пружинили, отвечая на каждое движение хозяина, выделяясь красивыми рельефами. Мальчишка двигался быстро, избегая, действительно, опасных ударов и молниеносно атакуя в ответ.
Завороженный невероятным зрелищем Лави стоял в коридоре, даже не заметив, что перестал дышать на какое-то время. А понял это, только когда почувствовал, что воздуха стало не хватать. Парень восхищенно выдохнул и неслышно усмехнулся. Да, эти двое явно стоили друг друга. Не зря они вечно сцеплялись. Видимо, чувствовали друг в друге достойных противников. Пожалуй, этим можно было объяснить то, что Канда так увлекался спорами с Волкером, что не замечал ничего вокруг. Собственно, Аллен отвечал тем же, переключая на Юу все свое внимание. Эти двое никогда не позволяли прерывать их. А тому, кто все же решался, доставалось от обоих экзорцистов.
Сейчас Лави было даже страшно представить, что с ним могли сделать, если бы он все же решился помешать им несколько минут назад. Теперь это казалось младшему Историку явным самоубийством. Поэтому он решил уйти от греха подальше, чтобы ненароком не привлечь к себе внимание тренирующихся. Осторожно прикрыв дверь до конца, парень бесшумно удалился, поэтому не видел, как Канде все же удалось повалить Волкера и победно усесться сверху, схватив мальчишку за горло, просто обозначив прикосновение, но не надавливая, и, уж тем более, не собираясь его душить.
— Я все-таки победил, — с явно довольной ухмылкой сообщил мечник.
Аллен больше не пытался вырваться — просто спокойно лежал под Юу, немного ехидно улыбаясь. Он был явно не против подобной расстановки сил. А Канда, тем временем, продолжал.
— Мне ничто не мешает…
— … свернуть тебе шею, — закончил за него мальчишка, беря старшего экзорциста за запястье и отводя его руку от своей шеи. — Ты всегда так говоришь, но никогда этого не сделаешь.
— Ты так в этом уверен?
— Надеюсь, что в этот раз я ошибаюсь.
Взгляд серых глаз был необычно серьезен, и Канда против воли насторожился.
— Шпендель? С чего это ты вдруг?
— Я чувствую, что он становится сильнее.
— Нарушишь обещание?
— Которое?
— Что ты не позволишь ему победить.
— Я сказал это для остальных, чтобы не беспокоились. Ты должен понимать, что я не…
— Заткнись! Я не желаю видеть, как ты тут мажешь сопли по полу!
— Канда?..
— Слабак!
— Эй!
— Слабак, даже не желающий бороться, — вот кто ты.
— Я не сдамся без боя.
— Но сдашься?
Аллен надолго задумался, отводя взгляд от собеседника, на что тот сразу же отреагировал, повернув лицо мальчишки за подбородок и заставив того посмотреть себе в глаза.
— Я задал вопрос, — почти прошипел Канда, наклоняясь к лицу Волкера.
— Я не смогу, — уклончиво ответил младший экзорцист.
— Не сможешь что? — продолжал давить Юу, сильнее сжимая подбородок мальчишки, не позволяя отвернуться.
— Не смогу сдаться, — с вызовом ответил Аллен, довольно грубо отбивая руку старшего экзорциста.
Но, вместо привычной грубой реакции на подобную наглость, мечник только хмыкнул.
— То-то же. А то дохнуть он собрался.
— Тебе-то до этого какое дело?
— Я уже говорил, что ненавижу идиотов, не исполняющих свои обещания.
— Ах да, я и забыл, что ты меня ненавидишь.
— Идиот.
— Наивный.
— Что?
— Ты должен был сказать «наивный идиот».
— С чего бы?
— Ну, возможно, с того, что мне на секунду показалось, что ты беспокоишься обо мне?
— Ты просто болван, Шпендель.
— Захлопнись уже, Хвостатик. И слезь с меня наконец!
— Не нравится чувствовать себя побежденным?
— Устал смотреть на твой недостриптиз.
— Твоими стараниями, паршивец.
— Да, я могу собой гордиться — не каждый способен оставить «Великого и Ужасного» Канду Юу в одних трусах и, при этом, остаться в живых.
— Я могу это исправить.
— Это угроза?
— Скорее, предостережение.
— Ты так добр сегодня.
— Да жалко руки о тебя марать.
— А, если придется? Замараешь?
— Ты зодолбал своими тупыми вопросами.
— Не хочешь отвечать?
— А должен?
— Нет.
— Да.
— Что?..
— Я сказал «да».
— Тогда моя жизнь в твоих руках.
— Сваливаешь всю ответственность на меня?
Аллен усмехнулся и ловко перевернулся, подминая мечника под себя и садясь сверху, точно так же, как Канда сам сидел на нем только что. Довольно улыбнувшись, мальчишка поднялся на ноги и протянул Юу руку.
— Это обещание.
— С чего это я должен?..
— Канда…
Двое долго смотрели друг другу в глаза, словно пытаясь найти ответы каждый на свои вопросы. И только им известно, нашли или нет, но Канда уверенно пожал руку мальчишки, мягко улыбнувшегося в ответ.


Глава 3


— Какого хрена ты опять приперся?
— И тебе доброй ночи.
— С тобой она не может быть доброй.
— Ошибаешься.
— Я никогда не ошибаюсь.
— И, даже если ошибаешься, никогда не признаешь этого.
— Чего тебе надо от меня?
— Абсолютно ничего.
Аллен бесшумно закрыл за собой дверь комнаты Юу и мягкой поступью подошел к сидящему на кровати парню. На Волкере были только пижамные штаны. Босые ноги неслышно касались каменного пола. Мальчишка, ни секунды не раздумывая, забрался на кровать, усаживаясь на бедра Юу, расставив ноги, и легко положил ладони на плечи юноши.
— Абсолютно ничего, да? — хмыкнул Канда, собственнически обнимая подростка за талию.
— Именно, — выдохнул Аллен, наклоняясь к самому лицу парня.
— Врешь, — в тон ему, одними губами ответил Юу.
— Да, — тут же согласился Волкер, заерзав на бедрах Канды, усаживаясь поудобнее.
Вместо ответа, тот резко подался вперед, жадно целуя мальчишку, даже не стараясь быть нежным. Мягкие губы подростка ответили сразу же, не менее жарко, настойчиво, стараясь перехватить инициативу. Но Юу не дал ему этого сделать, углубляя поцелуй, делая его требовательным, властным.
Волкер был не особо против, но все равно не собирался сдаваться просто так, скользя руками по плечам и спине Канды, лаская почти грубо, царапая кожу, сильно, но все же не до крови, заставляя его шипеть и выгибаться, стараясь отстраниться, но, в то же время, желая этих болезненных прикосновений. Они позволяли сохранить относительно ясный рассудок.
Аллен разорвал поцелуй, отклоняясь назад, заставляя Юу потянуться за ним. Выгнулся откровенно, чуть приподнявшись с бедер парня, развратно ухмыльнувшись.
— Ну ты и блядь, Недомерок, — хмыкнул Канда, прикусывая кожу над ключицей мальчишки.
— Еще скажи, что ты против, — выдохнул тот, подаваясь навстречу.
Сильные руки подхватили его под спину, удерживая вес тела подростка. Тот нагло воспользовался этим, прильнув ближе, ухватившись за шею Юу и жарко выдохнув.
Резкий рывок — и мир на пару мгновений завертелся перед глазами, когда Канда опрокинул мальчишку на кровать.
— Сволочь, поаккуратнее никак?
— Заткнись уже.
— Ага, жди.
— Погань мелкая.
— Убл…
Конец слова потонул в поцелуе, глубоком, сильном, требовательном. Аллен отвечал тем же, из вредности еще и кусая губы парня.
— Ублюдок… — все-таки закончил Волкер на выдохе, отстраняясь.
— Шпендель… — предупреждающе начал Юу, грубо проводя рукой по впалому животу мальчишки, надавливая подушечками пальцев на напрягшиеся мышцы. — Заткнись.
Подросток хитро прищурился и посмотрел на Канду из-под пушистых ресниц, отвечая тихо, почти мурлыча:
— Ну так уговори…
— Проще тебя прибить…
— Ммм… да…
У Канды против воли пробежали мурашки по спине от этого первого стона мальчишки, когда его паха довольно-таки грубо коснулось колено мечника. Волкер только приподнялся, скользя вверх по берду парня, выгибаясь дугой, едва касаясь плечами кровати. Руками цеплялся за спину любовника, приподнимаясь и заставляя того держать вес их обоих. Аллен уже не чувствовал прохладных простыней, обвив ногами чужую талию, прильнул ближе, вцепляясь в Канду так, что и не оторвешь. И снова поцеловал, сам, задавая свой ритм, наслаждаясь секундами власти, пока Юу не мог дотронуться до него. Хотя мальчишка уже немного жалел об этом. Хотелось ощутить прикосновения этих грубых ладоней, и, отстранившись, Волкер просто отпустил мечника, падая на кровать, которая жалобно скрипнула от подобного к себе отношения.
— Наигрался? — с беззлобной ухмылкой спросил Канда, заглядывая в озорно блестящие серые глаза.
— Да прям, — фыркнул в ответ мальчишка, ловко разматывая шнурок на длинных волосах и отбрасывая его в сторону.
Тонкие, проворные пальцы запутались в густых черных прядях, мягко перебирая их, массируя кожу головы парня.
Юу никому не позволял притрагиваться к своим волосам и не собирался делать исключений ни для кого, хоть это было и безумно приятно.
— Руки убери, — тихо попросил он.
Как ни странно, это была именно просьба, а не приказ или угроза. Но для Аллена не было никакой разницы.
— Только, если скажешь, что тебе не нравится.
— Ненавижу тебя, — ответил Канда, позволяя себе зажмуриться от удовольствия.
— Взаимно, — выдохнул мальчишка в чужие губы, притягивая мечника к себе за затылок, заставляя наклониться к своему лицу.
Юу, не задумываясь, поцеловал своего персонального провокатора, позволяя себе наконец дотронуться до него. Ладони властно легли на угловатые плечи и начали двигаться вниз, почти до боли сжимая хрупкую фигурку. Грубые ласки горячих рук заставляли гибкое тело извиваться ужом на кровати, провожая ускользающие прикосновения, следуя за ними, стараясь продлить ощущения на грани боли и удовольствия. Сам мальчишка отвечал в том же духе, водя длинными ногтями по чужим плечам, спине, почти царапая, но все же сдерживая себя в последний момент. Дышать стало труднее, и Аллен отстранился, упираясь затылком в подушку. Губы его приоткрылись, ловя стремительно накаляющийся воздух. Но руки Канды в этот момент добрались до резинки пижамных штанов, заставив Волкера задышать чаще. Подросток сдерживался, чтобы не стонать. Пока слишком рано позволять себе подобную слабость. Собственные пальцы вновь запутались в длинных волосах. А бедра приподнялись, потянувшись к ладони любовника, требуя к себе внимания. И получили его. Горячая рука почти до боли сжалась на возбужденной плоти. С губ все же сорвался сдавленный стон, а тело вздрогнуло и безотчетно дернулось навстречу.
Аллен был безумно жаден до ощущений в такие моменты. А Канда и вовсе заставлял его становиться почти ненасытным. Ему постоянно было мало, хотелось больше, дольше, сильнее. Внизу живота начало почти болезненно тянуть.
— Канда… не тормози, а?
— Я же говорил, малолетняя блядь, — припомнил их утренний разговор Юу, срывая с Волкера штаны и отбрасывая их куда-то в дальний угол.
Аллен ухмыльнулся, изворачиваясь под любовником и опрокидывая его на спину, усаживаясь сверху, на ноги мечника, чтобы тот не мог ими пошевелить.
— Ну и сука ты, дорогой…
— Еще раз назовешь меня так — пойдешь дрочить в душ…
— Ублюуууудок… — простонал Аллен, приподнимаясь и насаживаясь на возбужденную плоть Юу.
Он был невероятно рад тому, что мечник спал обнаженным. И можно было прийти в любой момент и просто прижаться к сильному, горячему телу. На руку подростку играло еще и то, что Канде больше нравилось заниматься сексом с парнями, потому что можно было позволить себе быть грубым и не сдерживаться. Особенно с ним, с Алленом. А тот просто не мог больше смотреть на девушек как-то еще, кроме как на подруг — ученичество у Кросса наложило свои отпечатки на тогда еще детскую психику.
Упругие мышцы непроизвольно сжались, постепенно расслабляясь и привычно растягиваясь. Канда сжал зубы, сдерживая стон — невероятно приятным и словно каждый раз новым было это ощущение тесноты. Руки сами собой опустились на чужую талию, придерживая, помогая. На мальчишеском лице появилась легкая улыбка, и он опустился на член Канды до упора, в этот раз сжавшись вокруг него уже специально, спровоцировав резкий выдох. Ладони мечника сжались сильнее, приподнимая, намекая, чтобы Аллен начинал двигаться.
— Где же… твоя... ммм… выдержка?.. — задушено выдохнул Волкер, сдерживая стон.
— Пошел… на хрен… — в тон ему ответил Канда, толкаясь вперед.
Подросток сдавленно простонал, запрокидывая голову назад и резко дернувшись.
— Я… уже там… идиот… — еле слышно прохрипел он и уже открыто застонал, когда Юу вновь двинулся в нем.
— Шпендель…
— Дааа?.. — на очередном стоне вопросительно протянул Волкер.
— Захлопнись уже… — умудрился прорычать сквозь зубы мечник, вновь ограничиваясь лишь шумным выдохом.
— Неееет… — сладко протянул мальчишка, начиная двигаться самостоятельно и задавать собственный ритм.
Хватка на талии тут же ослабла, давая Аллену некую свободу, чем тот незамедлительно воспользовался. Откинувшись назад, подросток оперся ладонями о ноги Канды, соблазнительно прогибая спину. Кожа на впалом животе натянулась, и отчетливо стало видно выпирающие ребра. Тонкие, сильные пальцы, пробежались по ним, задержавшись на груди, коснувшись подушечками больших пальцев напряженных сосков, и, чуть надавив на них, обвели небольшой круг, спровоцировав очередной стон.
Мальчишка посмотрел на любовника из-под полуопущенных ресниц, улыбаясь предательски тепло, совсем не пошло, открыто. Сжался плотно вокруг Юу, приподнимаясь и опускаясь, постепенно увеличивая темп. Он, не отрываясь, смотрел на Канду, отдаваясь ему уже не только телом. И парень сам неосознанно смягчился: руки почти нежно стали оглаживать бедра Волкера, иногда неосторожно царапая короткими ногтями, оставляя бледно-розовые следы.
Мальчишка закусил губу, стараясь сдерживать стоны — все-таки Орден спал, а разбудить его обоим экзорцистам ничего не стоило. Особенно в такие моменты.
Дыхание сорвалось окончательно, став частым и поверхностным. Сдерживаться стало почти невозможно, и Волкер застонал в голос, закрывая глаза от наслаждения. Худощавое тело извивалось, выгибаясь по-кошачьи, словно в бреду, подросток ласкал себя руками, вздрагивая от собственных прикосновений, судорожно сжимаясь вокруг Канды. Тот и сам еле сдерживал стоны — гордость не позволяла так открыто проявлять чувства даже в подобные минуты. И. чтобы хоть как-то заткнуть Волкера, он подхватил мальчишку за бедра, переворачиваясь и опрокидывая его на спину. Тот даже не думал сопротивляться, лишь обхватив ногами талию любовника и соблазнительно потянувшись к нему. Юу резко двинулся вперед, вновь заставляя Аллена чувственно застонать, уперевшись затылком в подушку. Парень довольно ухмыльнулся, закрывая ему рот ладонью, второй рукой опираясь на матрас рядом с плечом Волкера. Толчки были быстрыми и глубокими, заставляя гибкое тело подростка неизбежно откликаться, то сжимаясь, то почти выпуская из себя возбужденную плоть Канды.
Продолжая двигаться резко и грубо, совершенно не заботясь о партнере, Юу не мог оторвать завороженного взгляда от Аллена. Похотливый блеск в серых глазах заставлял сердце делать кульбит, рука, черная и шершавая, ласкавшая твердый член, напоминала о собственном возбуждении, подталкивая вперед. И Канда просто не мог этому противиться, увеличивая темп, жадно изучая обнаженное, податливое тело под ним. Светлые волосы разметались по подушке, пряди длинной челки прилипли к взмокшему лицу, казавшемуся в неверном свете луны чем-то нереальны и эфемерным. Словно не живой человек, а лишь видение. Но какое это было видение.
Вдруг губы под ладонью Юу приоткрылись и мягко обхватили два пальца любовника, вобрав их в рот, лаская языком, пошло причмокивая. Стоны теперь получались тише, потому что мальчишка пытался сосредоточиться на новом занятии.
Канда даже не думал убирать руку, восхищенно следя за тем, как собственные пальцы погружаются в горячую глубину. Это выглядело невероятно развратно, особенно из-за жадного, влажного взгляда серых глаз, от которых было просто невозможно оторваться. С каждым толчком Юу в них мелькал огонек удовольствия. Внизу живота было невероятно жарко. Воздух в комнате раскалился едва ли не до бела и обжигал горло, когда парень делал резкий вдох, наконец почувствовав, как медленно распускается узел внизу живота. В ту же секунду Аллен с силой прикусил пальцы любовника, протяжно застонав. По телу мальчишки прошла судорога неконтролируемого наслаждения, и он сжался вокруг Юу. Это подействовало на парня, как и всегда, — из груди вырвался полурык, и Канда замер, не в силах больше двинуться, прикрыв глаза и мелко дрожа.
Несколько секунд в комнате царила тишина, а потом хриплый голос прошептал едва слышно на выдохе:
— Иди сюда…
Горячие руки обняли за шею и потянули вниз, приглашая лечь сверху. Юу даже не думал сопротивляться, позволяя себе расслабиться и удобно устроиться на мальчишке, уткнувшись носом в изгиб его шеи. Но, словно вспомнив о чем-то, хотел приподняться, только вот сделать ему этого не дали.
— Шпендель?
— Лежи.
— Но…
— Пусть будет там.
— Черт с тобой, мне не жалко.
— О, отдышался уже?
— Почти.
— Дурак ты…
— С чего это так ласково?
— Ничего, не напрягайся.
— И не собирался.
— Да ты, в принципе, никогда этого и не делаешь.
— Шпендель…
— Я почти готов заткнуться, БаКанда.
— Вот и заткнись.
— Ага, уже несусь галопом бешеного теленка.
— Откуда ты таких слов понахватался, теленок-переросток?
— У меня были хорошие учителя.
— Не сомневаюсь. Кросс тому пример.
— Не поминай его всуе — еще услышит.
— Боишься, что ли?
— Просто не хочу его видеть. Чем дольше — тем лучше.
— Что, «счастливое детство»?
— Да пошел ты, Хвостатик.
— Вот я бы, может, и пошел, так не пустишь же — вцепился, как Граф в свое Яйцо.
— Поздравляю, ты Яйцо.
— Хватит ржать!
— Сам виноват!
— Придурок мелкий.
— Графово Яйцо.
— Только посмей начать меня так называть.
— Иначе что?
— Я тебя…
— И я…
— Чего?
— Ничего, не напрягайся.
— Убери с лица это идиотское выражение.
— Какое?
— Довольное.
— Не могу.
— Придурок.
— Идиот.
— Ненавижу тебя.
— И я тебя.
— Вали уже в свою комнату.
— Не хочу…
— Не капризничай.
— Не могу…
— Учись.
— И не подумаю.
— Почему ты еще жив?
— Понятия не имею. Муген, милый, ты не в курсе?
— Прекрати разговаривать с моей катаной.
— А почему нет? Она хорошая, в отличие от некоторых, и молчит.
— Это намек, чтоб я заткнулся?
— Только посмей — я же умру со скуки…
— Да ну?
— Ну да. И буду разговаривать с Мугеном.
— Он не ответит.
— Зато ты услышишь. Правда ведь, Муген?
— Я сказал тебе прекратить разговаривать с моим мечом!
— Но он мне нравится!
— Чего?..
— Ну посмотри на него: он идеален! Ровное, острое лезвие, отполированное до блеска, изящная рукоять и гарда, нежный, строгий силуэт, и этот шнурок…
— Ты влюбился в Муген?
— Ну… в каком-то смысле, да.
— Я всегда знал, что ты извращенец.
— Всегда?
— Почти.
— Канда?
— Иди ты на…
— Я все еще там.
— Твою мать!
— Прости, я не сдержался.
— Что ты сказал?
— А что? Я же извинился, прекрати уже.
— Вот именно. Ты. Извинился.
— Что?.. О, черт…
— А ну посмотри на меня.
— Слезь.
— И не подумаю. Повернись.
— Ага, жди.
— Шпендель…
— Аллен я! Чтоб тебя, безмозглый баран, сколько можно повторять?!
— Повернулся.
— … Сволочь!
— Я так и знал.
— Да пошел ты…
— Неужели обиделся?
— Иди к черту!
— Ты на бабу похож.
— Чего?!
— Оглох?
— Так, все, задрал! Пошел вон с меня!
— Как?
— И из меня тоже!
— Утихни.
— Я сказал тебе идти к черту! Или я непонятно выражаюсь?!
— Захлопнись, мелочь.
— Чтоб тебя… ааах…
— Просил же заткнуться.
— Прекрати, блядь! Не трогай меня!
— Он другого мнения.
— Решил спросить мнение моего члена в кои-то веки?
— Ну ты же разговаривал с Мугеном.
— Это, конечно, одно и то же!
— Муген, ты слышал это, да?
— Заткнись уже!
— Пошел ты.
— Ммм… И руки от меня убери!..
— Истеричка.
— Да… иди… ты… ммм…
— Шпендель…
Тихий шепот на ухо, обжигающий, будоражащий — и дыхание окончательно срывается, а тело само подается навстречу, потянувшись за прикосновениями.
— Ты же… хотел… чтобы я… ушел?..
— Ночь только началась…
— И кто… из нас… извращенец?..
— Хороший вопрос, Мелкий…
— Я… тебя…
— Ненавижу… И только посмей…
— Чертово прикрытие…

@темы: Аллен Уолкер, Юу Канда, фанфики